Нюансы налоговой реформы в США

Обещание снизить налоговую нагрузку на американцев стало основой предвыборной программы Дональда Трампа. Однако он в течение целого года не мог перейти от слов к делу. Проблема заключается в том, что действующие элиты не могли простить «этому выскочке» победу на выборах. И наконец, переговоры закончились. Сенат и Конгресс одобрили проект закона, по которому налоги на граждан и корпорации будут снижены. В компании Larson&Holz уверены, что прошедшая инициатива окажет серьезное воздействие на экономическую картину мира.

Что написано в Налоговом кодексе

Сейчас американские корпорации вынуждены отдавать государству 35% от прибыли. И если компании, ведущие бизнес исключительно на территории США, не имеют законной возможности оптимизации, то транснациональный бизнес и предприятия IT сферы достаточно легко используют в своих целях оффшоры.
В Ларсон Хольц отмечают, что именно эти компании стали лидерами по росту капитализации и стоимости акций. При этом они имею гигантские суммы на зарубежных счета. У Apple там хранится $257 млрд, у INTEL – $130. Общая сумма по самым разным оценкам составляет от 3 до 6 триллионов долларов. Одобренный законодателями проект предполагает ввести новые правила:

  • снижение ставки для корпораций до 21%;
  • программу репатриации, по которой прибыль прошлого периода облагается по ставке 12%;
  • если возвращенные средства вкладываются в бизнес на территории США, то с них будет взято только 5%;
  • упрощение схемы выплат для физических лиц.

Ожидается, что в страну вернется около 4 триллионов долларов, что примерно в 8 раз больше российского золото-валютного резерва. А все накопления Китая сейчас оцениваются в $3 трлн.

Ларсон Хольц о последствиях

Если в одном месте прибыло, значит в другом убыло. Эту банальную истину часто забывают инвесторы, ожидающие роста мировой экономики в США. Так, после того как Apple открыл очередной завод в США, немецкий производитель микрочипов потерял 26% заказов.

Аналогичная ситуация складывается и на других рынках. Труднее всего придется развивающимся странам, и причина этого кроется в роботизации. Преимуществом Китая как мировой фабрики являлась низкая стоимость рабочей силы. Но промышленный робот заменит нескольких работников, и окупится в течение нескольких лет.

А в новом налоговом кодексе США есть норма, которая позволяет списывать амортизацию оборудования единомоментно. Следовательно, появляется стимул создавать производственные комплексы, с минимальным числом сотрудников. Larson&Holz предвидит большие изменения, которые произойдут в мировой экономике в ближайшее время.

Фондовый рынок будущего: видение от Ларсон Хольц

Минувший год инвесторы считают одним из самых спокойных, что было весьма неожиданным. После того, как американцы совершенно неожиданно избрали президентом Дональда Трампа, аналитики предсказывали тектонические колебания. Но все прошло на удивление спокойно. Даже выборы во Франции и Германии не оказали серьезного давления на котировки. Однако есть один фактор, который внушает опасения.

Китай как лидер мировой экономики

Лидеры американского IT сектора показали отличную динамику роста, акции Apple, Netflix, Twitter прибавили более 50%. Однако в мировом масштабе назвать их абсолютными лидерами невозможно. Так, китайский Tencent прибавил за год 120%, и в некоторые моменты его капитализация превышала $500 млрд. Уже сейчас он наступает на пятки компании Facebook, а в будущем может поспорить и с Apple. Причин у такого положения вещей несколько:

  • ВВП Китая прибавляет по 6,7% против 2,9% в США;
  • высокий потенциал спроса и огромное количество потребителей;
  • постоянное снижение налоговой нагрузки в КНР;
  • стимулирование промышленности монетарными методами.

Даже несмотря на некоторый перегрев в отдельных секторах, потенциал китайской экономики на данный момент гораздо выше американской. Простая математика показывает, что рынок с населением в 1,3 млрд человек готов переварить гораздо больше товаров и услуг, чем с 300 млн.

Как купить акции китайских компаний

Возражения о том, что уровень жизни американцев гораздо выше, уже можно не принимать в расчет. Китайцы во время кризиса 2008-14 годов приняли стратегию развития за счет внутреннего потребления. И уже сейчас заработная плата в $1000 стала здесь обыденным явлением. Именно столько получает обычный офис менеджер в промышленно развитом регионе.

Парадокс состоит в том, что компании КНР не стремятся выходить на внешний рынок. Точнее, они стараются скупать активы во всем мире, но негативно относятся к продаже долей в своих предприятиях. Правительство ведет целенаправленную политику переманивая инвесторов в страну, стимулирую открытие новых предприятий.

Однако власти КНР ставят множество преград иностранцам при попытках заработать на фондовом рынке. До сих пор курс юаня только условно можно назвать свободным. Регулятор с помощью валютных интервенций манипулирует им в угоду текущим потребностям.